Отношения

Первый развод как инициация

0

Передо мной — абсолютно счастливая пара в возрасте «около 30». Замечательные, слышащие друг друга, социально-успешные счастливые люди. В какой-то момент она взкользь говорит «Да, после того, как я развелась…», и рассказывает дальше свою историю, при этом абсолютно светясь от счастья. Видели такое? Я — часто.

Все мы привыкли к социальному стереотипу, что развод, особенно для женщин, это нечто трагическое, ломающее жизнь чуть ли не навсегда. Мужчины сбегают в трудовую или алкогольную зависимость, женщины — уходят в многолетнюю депрессию… Это и правда случается, но всегда ли? И кто те люди, для которых развод стал радостным событием?

Изначально социальное развитие человека строилось на различных инициациях. Инициация давала переход в новый социальный статус, признание более старшей по значимости группой людей. И самое главное — новую идентичность. После нее человек хорошо знал ответ на вопрос «кто я?». Мальчик, женщина, охотник, вождь, жена — ясные социальные роли давали ясные социальные правила и рамки. С кем жить, чем заниматься, чего хотеть, к какой следующей ступени стремиться. Сейчас — нет. Я мальчик и я хочу… чего? Радиоуправляемый вертолет? 10 наложниц? Жену? И какую жену? Отправиться на Северный полюс?… А кто его знает. У девочек так же. Свобода выбора рождает много тревог и вопросов.

382-7e3c464de19b18e84da8e6f499edb1c01

Вернемся к теме отношений. У каждого из нас есть «опция по умолчанию». Типаж людей, которых мы выбираем, список проблем, с которыми мы сталкиваемся в отношениях. 80-90% из них «родом» из нашей родительской семьи. Туда идут все установки мамы и папы про себя, своего партнера, семью, быт. Например, я с детства «откуда-то» знала, что женщина должна делать и решать все сама. Потому что она лучше, умнее и ответственнее. И сил у нее «на себя и на того парня» хватит. Откуда я это знала? Та неоткуда. Просто с детства смотрела на свою маму, и впитывала то, что так и должно быть. И каких я мужчин выбирала первые 10 лет своей «околовзрослой жизни»? Правильно, идеально подходящих под этот портрет.

Специфика «опции по умолчанию» в первых отношениях в том, что у человека еще нет выбора и осознания того, что бывает по-другому. «Ну у всех же мужик пьет», «все как-то живут», «все же женщины вносят мозг»… с этими установками мы часто оказываемся в первом браке. Специалисты по семейной психологии говорят, что в первый брак мы приходим по родительским сценариям, потому что еще не сформировалась возможность выбора. Чтобы к ней прийти, мы должны обнаружить наши «базовые грабли». Те, которые «опции по умолчанию». И осознать, поверить, не только головой, а и всеми органами чувств, что… а бывает же по-другому!

Эта точка очень болезненная. Правда лучше (с какой-то стороны) ее не осознавать. Потому что вместе с ней в осознание выходят вся боль, обида, гнев, ярость, грусть, которая копилась все предыдущие годы. В ней много неверия и тревоги про то, что «а будет ли по-другому».

Дальше идет долгое обнаружение себя. Кто я? Чего я хочу от отношений (после таких осознаваний обычно только хорошо понятно, чего я НЕ хочу)? Каковы мои границы? Как со мной можно поступать, а как — нет? Что я сам готов давать в отношениях?

8902d5a9177ce3329e6116cc936849e3_xl1

Часто еще в первый брак нас заводят «травмы» первых отношений. Например, первая девушка очень часто рассказывала парню, что он не достоин ничего. И мужчина потом сходу женится на той, которая расскажет ему, что он все-таки достойный и замечательный. Или женщина, брошенная перед долгожданной свадьбой, которая потом выйдет замуж за другого что-то все-таки туда «дойти».

Вот с таким бекграундом мы часто оказываемся в первом браке. Я даже уже не говорю про почти патовый сценарий «выйти замуж, чтобы уйти от родителей». Шансы на успех? Невелики, особенно если заглянуть в статистику разводов.

А дальше наступает самое интересное. Когда мы уже каким-то образом оказались в браке и обнаружили собственный дискомфорт. Что «мне неинтересно с таким человеком», «я не хочу делать все сам», «я хочу больше внимания», «мне бы хотелось больше внимания / секса / денег / времени вместе». Еще лучше если формулировки идут дальше «когда мне не о чем разговаривать, мне становится скучно и я начинаю эмоционально входить из отношений», «когда мне приходится решать все самой, я начинаю злиться и терять уважение к партнеру». Или даже «я хочу шубу как у соседки Зины» — это тоже про обнаружение дискомфорта.

209-1dabb0f39acf70d7d0421d98f68d501c1

Из этого выходит новый уровень ценностей и знаний про себя. «Я хочу уважать своего партнера», «мне важно, чтобы с человеком было интересно», «я хочу, чтобы обо мне заботились». Да и «я хочу, чтобы мне мужчина подарил шубу», если это правда важно для кого-то. Важность этих ценностей в том, что они уже получены опытным путем, а не только срисованы с родительских сценариев.

Часть пар, обычно с более-менее совместимым набором ценностей, проживает этот период и остаются вместе. Часть (и это обычно самый лучший выход) решает разводиться… Важен не факт развода или его отсутствия как “win” или “fail”, а как каждый человек решает обойтись с собой и со своими глубинными потребностями. Дать себе право выбирать себя и свою жизнь исходя из них, или все тоже «как-то оно будет».

Часто после таких якобы «неудачных» отношений появляется новая ценность. Ценность себя как человека, который имеет право хотеть чего-то важного для себя. Ценность отношений, в которых возможно удовлетворение тех самых глубинных потребностей. В идеале — ценность того болезненного и непростого опыта, который дал возможность осознать себя.

После первого развода особенно хорошо пишутся манифесты типа Nevermore, Я у себя один / одна и Я выбираю жить так. Но это только при условии хорошей осознанности и глубоких знаний о себе. Кто-то справляется с этим сам, кому-то (наверное многим) для этого нужно сопровождение терапевта. Важен не способ. Важно то качество жизни, которое может себе создать человек ценой опыта развода

Источник